Весна на Огуречной улице

Куда ведет “овощная магистраль” Полесья?

“Мы несколько раз пытались решить вопрос, чтобы Столинщина стала настоящим “белорусским огородом”, — признался как-то премьер-министр нашей страны Михаил Мясникович. — Столин, Житковичи — там люди профессионально занимаются этим делом”. Однако нынешний год оказался для них непростым, а затянувшаяся зима, мартовские бураны и апрельские подтопления спровоцировали разговоры о возможном дефиците белорусских огурцов и росте цен на них. Корреспонденты “НГ” отправились в Столинский район, где выяснили: недостатка зеленого овоща на столах ожидать не приходится, огурцы исправно зреют, но в то же время ряд сопутствующих их росту проблем грозит перейти в разряд “перезревших”.

Вилами по воде?

Вода — это жизнь, уверяли древние мудрецы. Но житья от нее порою нет, дополняют их современные столинцы. И то правда, и другое: дорога в один из самых южных райцентров страны бежит среди нескончаемого зеркала затопленных лугов, создающего уникальную среду обитания и прокорма для многочисленных аистов, но донельзя сужающего горизонты землепользования для людей. А в пригорынских деревнях — Маньковичах, Белоуше, Бережном — некоторые огороды по сей день скрыты под слоем мутной воды, даже освобождение от которой не оставляет иллюзий: урожая здесь ожидать уже не придется.

В Столинском райисполкоме ситуацию не драматизируют: подобные наводнения уже имели место в 1979 и 1999 годах, на валовом производстве огурцов они ни десятилетия назад, ни сегодня не сказываются. “Огурцовое огородничество — это сложная, многоэтапная и великолепно отлаженная годами производственная фабрика, — говорит заместитель начальника управления сельского хозяйства и продовольствия Леонтий Лешкевич. — Могу однозначно сказать: в частном секторе, а именно он занимает львиную долю в огуречном производстве, снижения валовых объемов производства не будет”. С ним солидарен заместитель начальника, начальник отдела организации производства того же управления Александр Лузай: “Огуречный бизнес требует колоссальных усилий, но он окупается сторицей. Поэтому в нем все продумано, и даже суровая нынешняя зима на общем урожае не отразится. На смену же временно выбывшим из оборота землям приходят новые территории: например, наши технологии сегодня активно осваиваются в Житковичах”.

Размытые перспективы

Местные жители с властями согласны: огуречный вал для Беларуси не снизится, но его урожай смещается к востоку Полесья. Впрочем, своенравный характер Горыни и ее нынешние капризы — далеко не главная причина подобных тенденций. “Заниматься огуречным огородничеством стало не очень выгодно, — рассказал “Народной газете” пенсионер Владимир Вандич, проживающий в примыкающей к Столину пригорынской деревне Маньковичи. — Еще года два назад моя семья этим занималась: у сына было восемь соток под огурцы, сегодня же нет ни одной”.

И причина тому отнюдь не леность селян, хотя “огуречный хлеб” в самом деле не из легких. “Адский труд: приходилось по три-четыре раза вставать по ночам, чтобы ранней весной протопить печки в теплицах, — вспоминает Владимир Иванович. — Да еще и неуклонно выдерживать технологию: закладывать дрова, а поверх них торфобрикет для лучшей теплоотдачи. А что в результате? Раньше и до Ольшан — огуречной столицы Полесья — доехать не удавалось, уже в Белоуше, под самим Столином, приезжие скупали все подчистую. А сегодня и свои, местные посредники добавились. В результате у нас огурцы забирают по полторы тысячи рублей за килограмм, на столинский рынок эти овощи попадают по 12 тысяч, а на минский или витебский — по 30 тысяч и выше. Та же ситуация с чесноком — у меня забрали 80 килограммов по 15 тысяч, а в Минске сдали в ресторан по 35 тысяч. Я выручил чуть больше миллиона, они — почти три. Напрямую же обратиться в тот ресторан не могу — он работает исключительно с этими перекупщиками”.

Черный замок Ольшанский

Крупные “огуречники” также предпочитают работать исключительно с перекупщиками. В знаменитой столинской деревне Ольшаны, известной далеко за пределами страны, население которой и по численности, и по достатку давно перегнало соседний Давид-Городок, ежедневно загружают огурцами десятки российских фур. Оборот не менее фантастический: до полутора миллионов долларов в день, а то и выше. С прессой и местные жители, и приезжие перекупщики общаются весьма неохотно: деньги “любят тишину”.

О самой деревне писано-переписано уже немало, о достатке и трудолюбии ее жителей ходят легенды. Поэтому пересказывать известные факты или рассуждать о протестантских или полешуцких основах “ольшанского феномена” “НГ” не будет. Но одну из характерных черт местных жителей, отмечаемую даже в районном центре, все же стоит затронуть. “Продавали и продаем огурцы россиянам, — на условиях анонимности заявил “Народной газете” один из местных фермеров. — А прежде чем спрашивать “почему”, сами ответьте на вопрос: а в Беларуси они кому-нибудь нужны? Гродненские коммерсанты иногда у нас появляются, бывают покупатели на “бусиках” из Витебска. А вот из Минска лично я никого не припомню. Зато с Востока идет “алка” за “алкой”. Кстати, то, что большинство перекупщиков — выходцы с Кавказа, говорит о двух вещах. Во-первых, их давно известная предприимчивость сегодня обращена на благо: огурец — вещь скоропортящаяся. Во-вторых, малый интерес со стороны белорусов свидетельствует, наверное, о том, что у нас ситуация довольно благополучная”.

Собеседник “НГ” уверен: “огуречная зона” постепенно сдвигается в сторону Гомеля. Конечно, десятилетиями культивируемое в Ольшанах добросовестное отношение к труду выручит при любых обстоятельствах: некоторые местные фермеры уже размышляют о возможности переориентации на выращивание помидоров и садоводство. Да и большинство нынешних проблем вполне решаемо. Разливы Горыни и Припяти хоть и периодические, но не вечные, а ценовой диспаритет рано или поздно будет минимизирован, если не рынком, то государственным регулированием. А скорее всего — эффективным и наиболее действенным сочетанием этих механизмов. “Именно поэтому я не вижу ничего, что могло бы свидетельствовать о кризисе “огуречной отрасли”: сама конкуренция расставит все по местам, — резюмировал представитель Столинского райсельхозпрода Александр Лузай. — Вопрос может возникнуть в будущем: что делать с землей, которая долгие годы была занята огурцами?”

На востоке района, непосредственно в “огуречном крае”, три десятилетия кряду самый выгодный продукт выращивается на одних и тех же местах с обильным “сдабриванием” земли необходимой для поддержания высокого урожая химией. Конечно, угрозы огуречному изобилию даже в нынешнем непростом году нет, но задумываться о будущем этого уникального края нужно уже сегодня.

 

Источник: Народная Газета

0
 TUT.BY Rating All.BY